September 9th, 2011

(no subject)

Господи, какое счастье - ребенок пошел в сад. Побежала как на праздник, неужели я до этого дожила? Стоит перечитать свои записи под тегом "детский сад" двухлетней давности и всплакнуть. Все-таки воспитатель решает если не все, то очень многое.
Особенно радостно, что утром теперь не надо ГОТОВИТЬ. С первого июня, как закрылся сад и Настя с няней, каждый будний день начинался с готовки завтрака, обеда, полдника и ужина для Насти. Когда приходила няня, я выбегала из квартиры и падала на сидение машины с чувством, что отпахала смену в угольном забое. А сейчас - можно утром просто выпить чаю. Счастье близко, совсем как в анекдоте про козу.
Неужели когда-нибудь она будет сама в состоянии найти утром целые колготки? Не верю.

(no subject)

Конечно, все уже по десять раз прочитали список от Юлии Луговской, как создать дошкольнику счастливое детство, вот тут. (даже в очередной рассылке В. Леви пришло).
Особенно пошел у нас п. 75, надевать на ребенка свою одежду. Я и подумать не могла, что столько счастья будет у моей дочери от примерки какой-нибудь моей туники, которая ей как раз по колено.
К предложению делать секретики она отнеслась скептически: "Мама, разве секреты можно закапывать? Их в ушки рассказывать надо!" А я вот все думаю, где бы найти стекло для секретиков. Ведь мы же где-то находили их, эти стеклянные осколки (ужас, стеклянные осколки от бутылок, их которых непонятно кто пил и все такое...), и фантики находили (на улице, фу), и закапывали их в углу детсадовской площадки, и такое счастье было их откапывать и подружке показывать, и знать, что это только твой секретик...
А ещё вопрос про вулкан из лимонной кислоты и соды - кто делал, поделитесь, это как? Я подозреваю, что это простой химический опыт, но какой именно?
А вообще - правильно мы сделали, что дом в деревне купили. Где бы мы в городе наблюдали закаты и восходы (над деревенским полем они обалденные просто), и сидели вечером у костра, поджаривая все что только можно, и ели заячью капусту и прочую дикорастущую ерунду, наблюдая ястребов и уток, ежей и полевок, оставляя отпечатки на  чистом снегу без собачьих экскрементов и издавали в двенадцать ночи клич команчей, не боясь потревожить соседей.